+7 (495) 797 35 14
Пн - Вс: с 9 до 19

Нетривиальные профессии, которые мы выбираем

«Как выбрать дело своей жизни?» - этим вопросом задаются не только школьники, открывшие справочник ВУЗов, но и студенты, и взрослые работающие люди. Так ли важно получать от рабочего процесса удовольствие, и что это значит на практике? Важна ли в работе идея и в чем она должна состоять? Команда Instax решила все выяснить и обратилась к молодым специалистам, которые утверждают, что действительно любят свою работу. Кто же они, герои трудовых будней? 

Глеб Беличенко, журналист, PR-менеджер GREENPEACE Россия 

001.png

Плюсы: интересные задачи вне офиса 
Минусы: маленькая зарплата 

Я не собирался становиться журналистом - это получилось совершенно случайно. Более того, на журфаке я даже не учился. Но когда я выпустился из университета, то, как и многие мои однокурсники, рассылал резюме по множеству разных компаний, отозвались несколько, в том числе и питерский телеканал 100 ТВ. Тогда передачу о происшествиях набирались молодые пишущие ребята, которые неплохо смотрятся в кадре. Я подумал, что так и должно быть - лучше нестабильная, но активная и интересная работа, чем ежедневный офис. 

На ТВ мы учились всему по ходу дела, быстро набираясь опыта, потому что в кадре по-другому никак. Никто не говорил нам, как поступать в случаях, когда во время съемки к вам подходят люди и задают вопросы, а если они еще и не в себе, как поступить в такой ситуации? После одного такого «репортажа» я даже стал интернет-мемом, когда мои друзья выложили запись в Youtube. После этого я отрастил бороду, перестал носить вещи в клетку и переехал в Москву. Шучу, нет конечно, все это произошло постепенно. 

Набравшись опыта, я успел поработать и на 5 канале, и в петербуржской газете «Бумага», даже в правозащитной организации «Команда 29». Передо мной больше не стоял выбор между «идейной» работой и коммерческой, все складывалась так, как я когда-то решил – делаю то, что знаю и ради того, во что верю. 

А верю я в то, что по каждому вопросу могут быть разные мнения, и важно, чтобы каждый мог высказаться. Я не приемлю диктатуры в работе. Мне нравятся некоммерческие структуры тем, что, несмотря на четкую иерархию, здесь руководство всегда выслушивает позицию подчиненных. По-другому и быть не может, ведь мы работают во благо идеи а не компании, и как, правило за небольшие деньги. 

На своем нынешнем месте в PR-службе GREENPEACE я, как и на телевидении, я могу рассказывать о важных для меня вещах. Сейчас я занимаюсь вопросами сортировки мусора и его последующей переработкой. Не секрет, что мусорные свалки губительно влияют на экологию в городах, и я вношу свой посильный вклад в общее дело, пытаясь сохранить то, что от экологии осталось. 

Макс Волобоев, телекорреспондент 

002.png

Плюсы: работа в полях 
Минусы: поиск объективности 

Мои первые шаги в журналистике начались со студенческого радио. Я учился в Саратове на программиста, но не питал особого интереса к цифрам и формулам, а вот музыкой увлекался, монтировал видеоклипы и звуковые программы. На тот момент Фонд независимого радиовещания организовывал фестиваль «Вместе медиа», куда принимал студенческие работы. Наша работа понравилась, и меня пригласили поучиться на радиожурналиста. 

После окончания ВУЗа меня приняли младшим сотрудником в наше местное информационное агентство «Версия» в Саратове. Через год я устроился на свой первый телеканал – «Чрезвычайное происшествие» корреспондентом, а потом попал в Москву на один из федеральных телеканалов. 

Сегодня я занимаюсь социальной сферой, не могу сказать, что это психологически сложнее, чем что-то другое. Бывает, что журналистам совсем не рады, но зачастую нас очень ждут, чтобы поделиться наболевшим и обратить внимание на свою проблему. К сожалению, единственное, чем мы можем, это осветить происходящее, надеясь, что это как-то повлияет на ситуацию. Но бывают и курьезные случаи, когда корреспондентов просто используют. Так произошло и со мной, когда несколько лет назад я брал интервью у пожилой жительницы аварийного дома, которая обвиняла местную управляющую компанию чуть ли не в мошенничестве. После выхода статьи, в редакцию начали поступать звонки от жителей этого дома, которые защищали компанию и просили написать опровержение. Оказалось, что бабушка просто захотела прославиться. Этот урок я усвоил, и теперь стараюсь не поддаваться субъективным оценкам, а рассматривать все версии происходящего.  

Антонина Крупнова, сотрудник Государственного литературного музея  

003.png

Плюсы: приток новых знаний 
Минусы: многозадачность, отсутствие четкого графика  

По образованию я филолог, закончила историко-филологический факультет РГГУ. И как все гуманитарии, в процессе обучения в РГГУ, я раздумывала, какую профессию выбрать по окончании ВУЗа. Точно не педагогика, - решила я тогда. 

Моя судьба, как это часто бывает, определилась случайно. Один из преподавателей нашего университета Дмитрий Петрович Бак, которого я знала как прекрасного лектора, получил назначение на должность директора Государственного литературного музея и выступил с программой популяризации литературы среди молодежи. Эти идеи показались мне тогда очень интересными, даже новаторскими – продвигать литературу, рассказывать о ней через предметы, которые принадлежали известным писателям и поэтам, говорить о подлинной истории литературы, свободной от штампов и мифологии.  

Но одно дело мысленно поддержать идею, и совсем другое – стать участником ее воплощения в жизнь. Мой одногруппник опубликовал у себя на стене интервью с Дмитрием Петровичем и предложил мне написать последнему, что я и сделала, не ожидая конкретного ответа. Но мне не только ответили, но и пригласили на работу в музей в качестве помощника директора. Так для меня лично приоткрылась дверь в музейный мир, помните, как в фильме «Ночь в музее»? Потребовалось время, чтобы разобраться в специфике работы, набраться опыта и понять, что музейная жизнь – это не только пыль времен и рутинная работа с бумагами, но и много живого общения. 

В музее встречаются сотрудники с совершенно разным опытом и стажем работы, но самые ценные для новичка – это люди старшего возраста, настоящие профессионалы своего дела. Работа с ними – это уникальная возможность получить новые полезные знания. Конечно, первоначально часто приходилось доказывать, что я также ответственно подхожу к делу, хотя и не все получается с первого раза, но со временем стало проще, и я получила достойную награду в виде опыта и бесценных навыков. 

Сегодня я работаю в методическом отделе нашего музея, занимаюсь налаживанием связей со школами, туристическими агентствами для привлечения посетителей, а также образовательными программами для посетителей. Я решила, что хочу продолжить развиваться в музейном направлении, и получила музеологическое образование на факультете истории искусств РГГУ. Музей – это, наверное, место силы, как и театр, либо ты влюбляешься в него и остаешься, либо захаживаешь лишь изредка и за компанию. 

Екатерина Мутовкина, кофейный сомелье, Wake Up Cafe Moscow 

004.png

Плюсы: много кофе 
Минусы: много кофе 

Я долгое время не могла себя найти, не знала, куда поступать. Так сложилось, что я поступила в Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А.Тимирязева на инженера-технолога субтропических и пищевкусовых продуктов. На первом курсе мы думали, что будем заниматься всем, что растет в субтропиках – апельсины, лаймы и другие продукты. А по учебному плану оказалось, что это только чай, кофе и табак. Уже на втором курсе я начала задумываться на какую тему мне писать диплом. Подумала, что про чай уже все знают, про табак писать не хотелось – в то время велись разговоры об антитабачном законе, зачем писать о том, что вскоре запретят. А кофе… я поняла, что даже не знаю, откуда берутся зерна. Стыдно в этом признаться, но я не знала, что это ягода, не представляла, как кофе растет. Решила, что буду писать диплом именно по кофе. 

Чтобы получить не только теоритические, но и практические знания, я начала поиски работы, связанной с кофе. Но когда я приходила на собеседования в кофейни, мне объясняли, что собрать тот объем информации, который нужен мне для диплома, я не смогу. Когда я смотрела вакансии на известном сайте вакансий, то на должность «бариста» большинство приличных кофеен требовали опыт работы от 3-х лет. «Где же его взять!» - думала я. Как-то я ехала с очередного собеседования, очень расстроенная и решила на удачу зайти в «Кофеин». Мне рассказали, что можно начать с должности продавца, поработать три месяца, набраться опыта и затем стать бариста. Но уже через месяц работы я всех настолько достала своими расспросами о кофе, что мне предложили поучиться в школе «Кофеина». По сути, именно с этого шага началось мое развитие в кофейном деле. Дальше был тернистый путь через «Даблби» и сейчас я в этом замечательном стартапе «Wake Up Cafe». 

Наверное, я впервые поняла, что кофе это надолго, когда открыла мешок зеленого зерна Эфиопии. Раньше, когда ребята приносили его со склада «Кофеина» и показывали мне, я скорее ассоциировала его с горохом, и цвет т запах не внушали наслаждения. Так вот, когда я впервые открыла его сама и прислушалась к аромату, он напомнил мне ванильно-шоколадную печеньку. Знаете, когда аромат концентрируется, вы открываете мешок, и он буквально обволакивает вас, тогда я поняла, что это любовь. Кофе не перестает меня удивлять. Сначала это было погружение в мир ароматов и вкусов, а потом это зеленое зерно…я была сражена. 

К нам приходит много гостей, школу посещают и наши сотрудники, которых мы обучаем, поэтому самое занимательное в моей профессии – видеть, как человек тоже влюбляется в кофе. Это все происходит на твоих глазах и благодаря тебе, невероятное чувство сопричастности. 

Мой любимый кофе, наверное, кенийский. Конечно, вкус зависит не только от страны происхождения, но и от способа обжаривания. Несколько лет назад я стала поклонницей категории кофе «specialty», это когда кофе слегка обжаривается максимально свежим, за счет чего сохраняется высокая степень кислотность кофе. Обжарка очень сильно влияет на вкус, поэтому задача «specialty» – сохранить кислотность и весь тот спектр вкуса и аромата, который заложен еще в зеленом зерне природой. Если сравнивать со всем миром именно в Кении самая яркая кислотность, это самое кислотное зерно, которое вообще есть. Заваривать такой кофе нужно через воронку и бумажный фильтр, этот способ лучше всего раскроет богатый вкус. 

Наверное, именно это я ценю больше всего в своей работе – неподдельное удивление и восторг у гостей, что кофе может быть таким неоднозначным, таким многообразным по вкусу. Это как отрывать кому-то затерянный мир снова и снова. Не думаю, что это может надоесть, уж точно не сейчас.